Русская версияEnglish version

Вниманию ЛИЦ БЕЗ ГРАЖДАНСТВА!!! До 01.01.2020 г. ЛБГ должны урегулировать свой правовой статус в РФ. Иначе они обязаны покинуть РФ не позднее 31.03.2020 г. или будут депортированы!

Наши координаты:

г. Пятигорск, пр. Кирова, 27А
Т./ф.: (8793) 97-43-24, 39-38-08
e-mail: vnl@kmv.ru, idp@kmv.ru

Календарь событий

2018
Авг
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Проголосуйте

Оцените полезность сайта и его сервисов, достаточность информации
 


Яндекс цитирования

Дело "ПЛАКСИН ПРОТИВ РОССИИ"

Дело "ПЛАКСИН ПРОТИВ РОССИИ"
(ЖАЛОБЫ №№ 46133/99  и 48183/99)
ПОСТАНОВЛЕНИЕ
STRASBOURG
29 АПРЕЛЯ 2004

Это Постановление суда является окончательным по делу согласно Статье 44 § 2 Конвенции. Оно может быть подвергнуто редакционной правке.

По делу "Плаксин против Россия",

Европейский Суд по Правам человека (Первая Секция), заседая Палатой в составе:                
г. C.L. ROZAKIS, Президент,
г. E. LEVITS,
г-жа  S. BOTOUCHAROVA,
г. A. KOVLER,
г. V. ZAGREBELSKY,
г-жа    E. STEINER,
г. K. HAJIYEV, судьи,
и г. S. NIELSEN, Секретарь (Грефье) Секции,

обсудив приватно 6 апреля 2004,

Выносит следующее Постановление, которое было принято в тот же день:

ПРОЦЕДУРА

1. Дело по жалобе Номер 14949/02 против Российской Федерации открыто Судом на основании Статьи 34 Конвенции о Защите Прав человека и Основных Свобод (" Конвенции "), поданной г. Александром Сергеевичем Плаксиным, гражданином России. Он был представлен перед Судом г. А. Романовым, адвокатом, практикующим в С.-Петербурге.

2. Российские Власти (" Власти ") были представлены г. П. Лаптевым, Представителем Российской Федерации в Европейском Суде по Правам человека.

3. 7 мая 2003 Суд коммуницировал жалобу Властям. Согласно Статье 29 § 3 Конвенции, Суд решил рассмотреть жалобу по существу одновременно с рассмотрением вопроса о ее приемлемости.

ФАКТЫ

4. Заявитель родился в 1965 и проживает в городе Пятигорске.

5. 28 октября 1996 квартира заявителя пострадала от пожара. Имущество заявителя было уничтожено, а дочь заявителя получила серьезные травмы.

6. 15 апреля 1997 (6 июля 1998, согласно Властям) заявитель и его жена подали гражданский иск о возмещении вреда в Пятигорский Городской Суд Ставропольского  Края против муниципальной службы жилого фонда, " Ставропольской Табачной Компании ", которая арендовала квартиру, в которой первоначально произошло возгорание, и г. С., служащего этой компании, чья неосторожность при проведения газосварочных работ, привела к пожару.

7. 6 августа 1998 заявитель и его жена ходатайствовали перед судом о вызове дополнительных свидетелей со своей стороны. Слушание было отложено до 24 августа.

8. 24 августа 1998 Пятигорский Городской Суд приостановил слушания дела по иску заявителя, до завершения разбирательства по уголовному делу, возбужденному против г. С.

9. 18 сентября 2001 уголовное дело против г. С. было закрыто по акту амнистии. Г. С. не согласился с закрытием дела по этому основанию и обжаловал закрытие дела в Краевую прокуратуру.

10. в точно неустановленные дни в 1999 и 2000 Судья Ивлева Пятигорского Городского Суда подтверждала заявителю, что разбирательство дела по его иску все еще приостановлено.

11. Согласно Властям, 26 февраля 2001 слушания по делу заявителя были возобновлены. 28 февраля 2001 заявитель и его жена увеличили размер своих исковых требований на сумму потерянного ими заработка и расходов на лечение их пострадавшего ребенка.

12. 15 марта 2001 суд принял состязательные бумаги сторон и назначил день нового слушания на 29 марта после того, как заявитель и его жена оставили зал суда.

13. 29 марта 2001 слушание было отложено, до 5 апреля, ввиду неявки обоих сторон.

14. В неустановленный день адвокат заявителя обратился в Ставропольский Краевой Суд относительно чрезмерной длительности слушаний дела заявителя. 4 апреля 2001 Ставропольский Краевой Суд ответил, что " Краевой суд не может вмешиваться в судебный процесс, проходящий в судах первой инстанции Края ".

15. 5 апреля 2001 суд приостановил слушания и назначил экспертизу по оценке стоимости уничтоженного имущества. После того, как обе стороны отказались оплачивать экспертизу, 19 октября 2001,  слушания были возобновлены.

16. 24 октября 2001 Пятигорский Городской Суд вынес по делу решение. Он взыскал с ответчиков в пользу заявителя и его жены возмещение вреда в размере стоимости утраченного имущества и возмещение морального вреда, за причинение вреда здоровью их дочери. Суд отклонил требования заявителя о взыскании морального вреда, причиненного самому заявителю и его жене и возмещение потерянного заработка.

17. 16 ноября 2001 адвокат заявителя обжаловал решение суда. Компания ответчика также подала жалобу.

18. 19 декабря 2001 Ставропольский Краевой Суд отменил решение суда от 24 октября 2001 по причине нарушения норм процессуального права и вернул дело на новое рассмотрение. 3 января 2002 рассмотрение дела было поручено новому судье.

19. 2 февраля 2002 адвокат заявителя обратился к Председателю Ставропольского Краевого Суда по поводу того, что ни заявитель, ни он, до сих пор не получили копию определения краевого суда от 19 декабря 2001, что препятствует им подготовиться к новому рассмотрению дела в суде первой инстанции.

20. 6 февраля 2002 Пятигорский Городской Суд приостановил слушания и назначил третью медицинскую экспертизу дочери заявителя. Адвокат заявителя утверждает, что копия определения суда о назначении экспертизы никогда не вручалась ни ему, ни заявителю под различными отговорками (" судья слишком занят "; " не работает копировальная техника "; " дело не оформлено ", и т. д.)

21. 27 мая 2002 (27 июня, согласно Властям) медицинская экспертиза была проведена.

22. 5 июля 2002 (8 июля, согласно Властям) Пятигорский Городской Суд возобновил слушания, и в тот же день снова приостановил слушания и назначил новую судебно-медицинскую экспертизу. Заявитель утверждает, что он возражал против проведения экспертизы; однако, в протоколе судебного заседания это было отражено, как " истец оставляет этот вопрос на усмотрение суда ".

23. 14 октября 2002 экспертиза была закончена. 21 октября 2002 слушания были возобновлены.

24. 23 октября 2002 Пятигорский Городской Суд приостановил слушания и по ходатайству ответчиков назначил пожарную экспертизу.

25. 30 октября 2003 Пятигорский Городской Суд вынес решение в пользу заявителя. Компания-ответчик подала кассационную жалобу.

26. 14 января 2004 Ставропольский Краевой Суд, по просьбе представителя заявителя, перенес дату рассмотрения кассационной жалобы.

27. кассационная жалоба по делу заявителя еще не рассмотрена.

Отдельные слушания относительно компенсации морального вреда

28. 31 августа 2001 заявитель и его жена подали иск в Пятигорский Городской Суд против Федерального Казначейства Российской Федерации о компенсации морального вреда, причиненного незаконными действиями суда. Истцы утверждали, что моральный вред причинен чрезмерной длительностью рассмотрения их дела, отказом суда должным образом рассмотреть их дело, необоснованными отсрочками слушания и другими нарушениями норм процессуального права.

29. 13 сентября 2001 Пятигорский Городской Суд отклонил иск по причине отсутствия у него территориальной юрисдикции.

30. 17 октября 2001 Ставропольский Краевой Суд поддержал решение суда от 13 сентября 2001. Суд указал, что истцы подали иск с нарушением правил подсудности, этот иск следовало подать в суд Москвы, где расположено Федеральное Казначейство.

31. Заявитель больше не подавал этот иск, потому что, 24 октября 2001, Пятигорский Городской Суд вынес вышеупомянутое решение по его делу.

ЗАКОН

I. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 6 § 1 КОНВЕНЦИИ

32. Заявитель жаловался, ссылаясь на Статьи 6 и 8 Конвенции, что слушания его гражданского иска были чрезмерно длительны. Суд полагает, что эту жалобу следует рассмотреть по Статье 6 § 1 Конвенции, которая гарантирует следующее:

" Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях ..., имеет право на ... разбирательство дела в разумного срок ... судом ... "

 
33. Период времени, который необходимо рассмотреть, начался только с 5 мая 1998, дня, в который Россия признала право своих граждан на обращение в Страсбург. Однако, при оценке длительности разбирательства, после этой даты, следует учесть и то, на какой стадии разбирательства находилось дело на этот день.

Рассматриваемый период еще не закончился. Таким образом, разбирательство продолжается более пяти лет и шести месяцев.

A. приемлемость этой части жалобы

34. Власти утверждают, что слушания все еще продолжаются во внутренних судах, и жалобы заявителя неприемлемы, потому что они преждевременны.

35. Суд обращает внимания, что согласно прецедентной        практики Суда жалобы относительно длительности разбирательства дела, могут быть поданы, даже если еще не вынесено окончательное решение по делуц (см., например, Todorov v. Болгарии (декабрь), Номер 39832/98, 6 ноября 2003, с дальнейшими ссылками). Соответственно, возражение Властей должно быть отклонено.

36. Суд полагает, что эта часть жалобы не является явно необоснованной в пределах значения Статьи 35 § 3 Конвенции. Никаких иных оснований для объявления ее неприемлемой не было установлено. Поэтому суд признает ее приемлемой.

B. рассмотрение этой части жалобы по существу

37. Власти утверждают, что длительность слушаний в случае заявителя была оправдана необходимостью провести полную, всестороннюю и объективную проверку фактов, что повлекло за собой неоднократное приостановление слушаний, с целью проведения необходимых экспертиз. Власти утверждают, что заявитель не возражал против этих приостановлений и не обжаловал их в вышестоящий суд. Они утверждают, что вина за необоснованные задержки слушаний, лежит на самом заявителе, потому что он просил о вызове дополнительных свидетелей, не явившихся в суд, он покинул зал заседаний без разрешения, и подавал необоснованные жалобы в вышестоящий суд по поводу якобы допускавшихся процессуальных нарушений.

38. Заявитель оспаривает утверждения Властей. Он утверждает, что его дело не являлось сложным: это был обычный гражданско-правовой деликтный иск о возмещении вреда, причиненного источником повышенной опасности, принадлежащим ответчикам (проведение газосварочных работ в данном случае). По его мнению,  утверждения  Властей очень расплывчаты и не содержат никаких доказательств того, что принимались какие либо меры, направленные на ускорение слушания, которое продолжается уже шесть лет. Заявитель утверждает, что он возражал против всех экспертиз, начиная с экспертизы, назначенной 5 апреля 2001. В любом случае он не может  быть обвинен в подаче не имевших успех  жалоб на нарушения норм процессуального права, потому что ответственность за соблюдение процессуальных сроков лежит на суде, а он добросовестно попытался ускорить слушания,  подав гражданский иск о компенсации за заволокичивание дела. Он просил о вызове дополнительных свидетелей только однажды, 6 августа 1998, это повлекло задержку слушания всего на 18 дней, и утверждения Властей относительно его неявки в судебные заседания не подтверждены ссылками на определенные даты или каким-либо доказательствами, например  судебными повестками. Наконец, он утверждает, что судьи городского суда злоупотребляли своими полномочиями, заволокитив его дело.

39. Суд повторяет, что длительность слушаний должна быть оценена в свете обстоятельств дела, на основании критериев, установленных прецедентной практикой Суда, в частности сложности дела, поведения заявителя и соответствующих властей, а также того, насколько важен был предмет спора для заявителя (см., среди многих других решений, Frydlender v. Франция [GC], Номер 30979/96, § 43, ECHR 2000-VII).

40. Суд полагает, что дело не представляло какой-либо сложности. Следовательно, время разбирательства дела, в общем, превышающее более чем пять с половиной лет, нельзя признать соответствующим критерию " разумного срока " предусмотренного Статьей 6 § 1 Конвенции.

41. Суд также обращает внимания, что Власти не представили никакого объяснения о причине бездействия суда в период времени между 24 августа 1998 и 26 февраля 2001, когда разбирательство дела было приостановлено до окончания уголовного дела, возбужденного против г. С. Учитывая, что компания-ответчик была обязана возместить вред заявителю, причиненный его служащими, как это указано в решении Пятигорского Городского Суда от 24 октября 2001, не имелось никакой объективной потребности приостанавливать слушание дела на срок более чем два с половиной года до завершения расследования по уголовному делу.

42. Суд не находит убедительным и аргумент Властей, что заявитель не использовал возможность, предоставленную ему российским законодательством, обжаловать определения суда первой инстанции о приостановлении слушания дела в вышестоящий суд. Заявитель ясно возражал против назначения судом повторных экспертиз, для еще одного выяснения тех же самых вопросов, и обжалование этих определений, очевидно, создало бы дополнительные задержки слушаний. Напротив, Суд принимает во внимание просьбы заявителя о помощи, поданные в вышестоящий суд и его попытку взыскать компенсацию за необоснованные задержки.

43. Наконец, учитывая неконкретность и необоснованность объяснений Властей, Суд не считает, что заявитель внес вклад в заволокичивание слушания дела вследствие неявок в судебное заседание или уход с судебных заседаний до их завершения.

44. Вышеуказанные соображения позволяют Суду сделать вывод, что дело заявителя не было рассмотрено в течение разумного времени. Соответственно имелось нарушение Статьи 6 § 1 Конвенции.

 
II. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 13 КОНВЕНЦИИ

45. Заявитель далее жаловался, что в России не имелось никакого органа, в который можно было бы обратиться по поводу чрезмерной длительности слушания его дела. Эту часть жалобы следует оценить сточки зрения Статьи 13 Конвенции, которая гарантирует следующее:

 
" Каждый, чьи права и свободы, признанные в настоящей Конвенции, нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве "

A. приемлемость этой части жалобы

46. Возражение Властей на приемлемость этой части жалобы идентичны тем, что выдвинуты ими в отношении Статьи 6 § 1 (см. § 34 выше).

47. Суд напоминает, что эффективное средство правовой защиты, требуемое Статьей 13 Конвенции, должно быть способным обеспечить права заявителя, в частности на получение адекватного возмещения за задержки слушаний, которые уже произошли. В свете того, что выше установлено, что слушания дела заявителя проводились с необоснованными задержками еще до того, как он обратился в Страсбург (см. § § 41-44 выше), Суд полагает, что и эта часть жалобы не преждевременна. Соответственно, возражение Властей должно быть отклонено.

48. Суд полагает, что эта часть жалобы не является явно необоснованной в пределах значения Статьи 35 § 3 Конвенции. Никаких иных оснований для объявления ее неприемлемой не было установлено. Поэтому суд признает ее приемлемой.
 
B. рассмотрение этой части жалобы по существу

49. Суд повторяет, что, по смыслу Статьи 13 эффективным средством правовой защиты от предполагаемого нарушения разумного срока, предусмотренного Статьей 6 § 1, является только то средство, использование которого приведет к тому, что разбирательство будет проведено в разумный срок (смотри Kudla v. Польша (GC), Номер 30210/96, § 156, ECHR С 2000-XI). Суд отмечает, что Власти не указали, однако, никакого средства, которое могло бы ускорить разбирательства дела, или привели бы к получению им адекватного возмещения за те задержки, которые уже произошли (см. Kormacheva v. Россия, Номер 53084/99, 8 января 2004, § 64). И при этом Власти не привели каких либо примеров из внутренней практики, доказывающих, что существует способ, доступный для заявителя, чтобы получить такую помощь (смотри, Kudla, процитировано выше, § 159). В частности Власти не утверждают, что иск, поданный против Федерального Казначейства о компенсации морального вреда, причиненного предположительно незаконными действиями суда мог бы, прояви заявитель настойчивость (см. § § 28-31 выше), обеспечить ему адекватное возмещение как требуется Статьей 13.

50. Соответственно, Суд полагает, что в рассматриваемом деле имелось нарушение Статьи 13 Конвенции в виде отсутствия эффективного средства правовой защиты в российском законодательстве, прибегнув к которому, заявитель мог добиться восстановления своего права на разбирательство его дела в разумный срок, как гарантировано в Статье 6 § 1 Конвенции.

III. ЗАЯВЛЕНИЕ СТАТЬИ 41 ИЗ КОНВЕНЦИИ

51. Статья 41 Конвенции гласит:

 <Если Суд объявляет, что имело место нарушение положений Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного возмещения, Суд, в случае необходимости, присуждает выплату справедливой компенсации потерпевшей стороне.>

A. материальный и моральный ущерб

52. Заявитель просит возместить ему материальный вред в размере USD 100,000 и моральный вред в размере EUR 10,000.

53. Власти расценивают эти требования как чрезмерные и необоснованные.

54. Суд не видит никакой причинной связи между установленными нарушениями Конвенции, и предполагаемым материальным вредом, поэтому отклоняет это требование. С другой стороны. Суд находит в рассматриваемом случае, что приемлемо предположить, что заявитель перенес некоторые затруднения и переживания, вызванные неразумной продолжительностью разбирательства ее дела. Основываясь на принципе справедливости, Суд присуждает EUR 2,400 по этому основанию.
 
B. Издержки и расходы

55. Заявитель не представил никаких требований о возмещении издержек и расходов, понесенными перед внутренними судами и перед Судом.

56. Соответственно, Суд не предоставляет ничего по этому основанию.

C. процент просрочки платежа

57. Суд полагает возможным применить процент просрочки платежа равный ставке ссудного процента Европейского Центрального банка, к которому должны быть добавлены три %.
 
ПО ЭТИМ ПРИЧИНАМ, СУД ЕДИНОДУШНО

1. Объявляет жалобу приемлемой;

2. Постановляет, что имелось нарушение Статьи 6 § 1 Конвенции;

3. Постановляет, что имелось нарушение Статьи 13 Конвенции;

4. Постановляет:

А) что Государство-ответчик обязано выплатить заявителю, в течение трех месяцев со дня вступления настоящего Постановления в силу согласно Статье 44 § 2 Конвенции, EUR 2,400 (две тысячи четыреста euros) в счет возмещения морального вреда, в рублях по курсу на день выплаты, плюс, любой налог, который будет наложен на эту сумму

( B), что по истечении вышеупомянутых трех месяцев, на присужденные суммы подлежит начислению простой процент в размере критической ставки ссудного процента Европейского Центрального банка в течение периода невыплаты плюс три %;

5. Отклоняет остальную часть требований заявителя о справедливой компенсации.

Оформлено на английском языке, стороны уведомлены в письменной форме 29 апреля 2004, в соответствии с Правилом77 § § 2 и 3 Судебного регламента.

Christos ROZAKIS
Президент

Soren NIELSEN                                                                 
Секретарь (Грефье) Секции                                                              

 


   
Главная страница Обратная связь Карта сайта